Шоковая терапия в экономике

«Шоковая терапия» в России: история одного провала.

В январе 1992 года «правительство молодых реформаторов» во главе с Е.Т. Гайдаром начало осуществление радикальных рыночных реформ, получивших название «шоковая терапия». Ситуация в России требовала скорейших кардинальных перемен: валютные запасы страны истощились, золотой запас сократился практически в 10 раз, зарубежные долги превышали 70 миллиардов долларов, стремительно падал курс рубля, инфляция составляла более 20%, реальной становилась угроза голода.
В этих условиях президент Борис Ельцин, не так давно заступивший на свой пост, принимает решение в кротчайшие сроки перейти к рыночной экономике. Компетентность и профессионализм Ельцина вызывает много споров у современных историков. Его реформы и их последствия оказались такими же противоречивыми. Чем иным, как ни полным отсутствием понимания у правительства Гайдара и самого президента об экономической ситуации в России, можно объяснить то, что благие по своей сути преобразования привели страну на грань социальной и экономической катастрофы, последствия которой до сих пор не преодолены до конца.

«Шоковая терапия» предполагала три основных шага:

Либерализация цен.
Ваучерная приватизация, программа которой была разработана А.Б.Чубайсом. Суть ее состояла в том, что граждане России получали ваучеры, то есть приватизационные чеки, на долю государственных предприятий.
Конверсия ВПК. Перевод военных предприятий на выпуск мирной продукции должен был помочь в короткие сроки преодолеть дефицит, создать необходимое для страны количество хозяйственных товаров.
На бумаге этот план выглядел понятно и вполне осуществимо, но предотвращать его в жизнь с наскока, пытаясь построить в обескровленной стране то, что сильнейшие державы строили десятилетиями – было роковой ошибкой Ельцина и его сподвижников.
Проснувшись утром 1 января, после новогодней ночи 1992 года, россияне с удивлением обнаружили на полупустых обычно полках магазинов изобилие дефицитных товаров. Но холодильники народа оставались пустыми… Цены взлетели так же стремительно, как и появились на прилавках такие долгожданные продукты. Деньги за ночь буквально превратились в бесполезную груду бумаги. Это явление называется гиперинфляцией. Оно было лишь одним из катастрофических последствий новой экономической политики — «шоковой терапии». Это название с лихвой себя оправдало: народ еще долго не мог оправиться после шока. Политика «шоковой терапии» привела к резкому падению доходов населения, а банковские вклады и накопления попросту обесценились, в результате чего упал уровень жизни населения. Многие семьи оказались за чертой бедности. Это объясняет спад рождаемости в России в девяностые годы, что привело страну к «демографической яме», получившей у специалистов название – «русский крест». Бесконтрольный отпуск цен привел к скачку цен на коммунальные услуги, сокращению внутреннего потребительского рынка, повышению цен оптового рынка. Подорожали товары с промышленных предприятий и сельскохозяйственная продукция. Либерализация внешнеэкономической деятельности сделала импорт основой российского рынка. Качество импортного товара оставляло желать лучшего, а многие отечественные производители не выдерживали конкуренции и были вынуждены прекращать свою деятельность, что в разы ухудшало ситуацию с безработицей.
Еще один печальный итог «шоковой терапии» — «бандитская весна» в России. Национальные богатства оказались в руках узкого круга крупных предпринимателей – олигархов, и средства, вырученные с их продажи, бесконтрольно потекли в заграничные банки, что только усилило кризисные явления в стране. Предприятия были разворованы, распроданы, а трудившиеся там люди оказались на улице без копейки в кармане. Государство создало рыночную систему, не обеспечив ее необходимой правовой базой, не создало соответствующего четкого налогообложения. Ваучеры, которые призваны были обеспечить некую справедливость в распределении государственного имущества, становились предметами различных махинаций и обманов. Отчаявшиеся люди, оставшиеся без работы и средств к существованию, становились легкой наживой для мошенников, появились так называемые финансовые пирамиды, самая известная из которых – МММ. Результат участия в таких аферах был трагичным – сотни самоубийств среди людей, лишившихся не только последних сбережений, но и отдавших в руки мошенников единственное жилье. Рэкет, бандитские перестрелки, устранение негодных конкурентов стали постоянным атрибутом новой России. От беззакония страдали не только предприниматели, но и те, у кого брать было уже особо нечего. Простые граждане боялись выходить на улицы, оставлять без надзору свои жилища. Количество грабежей и убийств выросло в десятки раз.
Конечно, нельзя отрицать и положительные результаты «шоковой терапии» в России. Ваучерная приватизация стала основой для формирования слоя средних и частных предпринимателей, помогла некоторым слоям общества улучшить свое финансовое состояние, снизила уровень безработицы. Тотальный дефицит был ликвидирован, в свободном доступе появились хозяйственные товары первой необходимости и продукты питания, была устранена угроза голода. Сокращение расходов на вооружение высвободило средства для финансирования отраслей легкой промышленности. «Отпуск цен» позволил ликвидировать избыток денежных средств, находящихся в обращении. Российский рынок получил доступ к мировому экспорту, были налажены экономические связи с передовыми государствами Запада.
Но в сравнении с теми жертвами и лишениями, которые испытал российский народ за эти годы, все положительные стороны «шоковой терапии» блекнут, особенно, если знать, что всего этого можно было избежать, потратив лишние пару лет на плавный переход к рыночной экономике. Несмотря на все плюсы, «шоковая терапия» все равно остается одной из самых серьезных ошибок российских политиков девяностых годов.

Шоковая терапия Гайдара

Писатели Аркадий Гайдар и Павел Бажов оставили не только бессмертные произведения русской литературы, но и внука Егора Гайдара — политика, автора экономических преобразований начала 90-х годов.

Эти реформы, названные за их радикальный и непродуманный характер «шоковой терапией», привели к существенным изменениям в экономической жизни страны, однако совсем не к тем, которые от них ожидались.

Вместе с Анатолием Собчаком и некоторыми другими тогдашними политическими деятелями Егор Гайдар заслужил устойчивую репутацию главного мошенника России и отца-основателя отечественной коррупции.

Причины преобразований

Основная предпосылка проведения экономических реформ – это, конечно же, падение СССР и, шире, мирового «социалистического» лагеря (в действительности – государственно-капиталистического). В результате Россия оказалась в катастрофическом положении.

  1. Цены на большинство производимых товаров в СССР устанавливало государство, обычно не сообразуясь ни со спросом, ни с материальными и трудовыми затратами на изготовление товара. Это привело к резкому падению производства и к гиперинфляции. Для оздоровления экономики страны в первую очередь требовался переход к свободному ценообразованию.
  2. Государственное регулирование экономики в СССР привело к отсутствию заинтересованности работников в результатах своей деятельности, что и стало одной из причин падения производства. Для активизации трудовой деятельности требовалось введение частной собственности, в том числе на средства производства.
  3. Отмирание советской системы распределения товаров привело к резкой активизации «альтернативных» методов товарообмена, то есть теневой экономики, неожиданно «вышедшей из тени».

Такая бессистемная экономика находилась в хаотичном состоянии, привела к расцвету криминала и коррупции. Впрочем, о действительном состоянии российской экономики в те годы существуют и другие мнения. Многим экспертам непонятно, почему при тотальном спаде производства, о котором говорят сторонники Гайдара, страна смогла быстро восстановиться и по крайней мере удержаться на плаву.

Проявления голода имели место, но были скорее единичными. Наконец, при критическом состоянии экономики невозможно было бы появление «новых русских» — более чем обеспеченных граждан, потребляющих изысканные блюда, владеющих особняками, дорогими машинами, бытовой техникой и прочими атрибутами роскоши.

Поддержание страны «на плаву» стало возможным лишь благодаря разворовыванию и продаже природных и других богатств страны, а также крупным заимствованиям у западных стран. В этой связи получается, что значение гайдаровских реформ сильно переоценено. Новые хозяева страны, обладавшие капиталом, активизировали оставшееся в живых производство, строительство, сельское хозяйство, стали главными заказчиками и потребителями восстановленной экономики.

Часть этих людей заседала в правительстве, другая часть обладала негласной, но абсолютно реальной властью (речь идёт о заправилах криминального мира). Оказалось, что в России имеются свои высококлассные специалисты – врачи, строители и др., только теперь они обслуживали разнообразных воров в законе, мафиозных главарей и связанных с ними министров и депутатов.

Быстро объявилась и «надстройка» — развитые журналистика, массовая культура и искусство, содержавшиеся теми же «заказчиками». Следовательно, экономический кризис в стране был не таким уж и тотальным. Однако аналогичная ситуация существовала и в СССР: даже в унылый период «застоя» 70-х государственная элита получала всё лучшее, что могла произвести экономика страны.

Результаты шоковой терапии

В результате гайдаровских реформ Россия форсировано перешла от плановой экономики к рыночной – точнее, к её некоему внешнему подобию. К концу 1992 года декларировались определённые достижения правительства Гайдара:

  • Был преодолён товарный дефицит;
  • Реорганизована налоговая система;
  • Начался процесс приватизации госсобственности;
  • Либерализована торговля, в том числе внешняя;
  • Реорганизованы колхозы и совхозы, включившиеся в рыночный процесс;
  • Разрешено свободное владение иностранной валютой;
  • Созданы нефтяные компании.

Однако более заметной и существенной была обратная сторона реформ:

  • Существенное имущественное расслоение российского общества, причём извращённое: между немногочисленным классом богатых и громадным классом нищих (все остальные граждане) практически не было среднего класса, в начале 2000-х едва сформировалось его некое подобие, также малочисленное («средние слои населения»);
  • Уничтожение целых производственных отраслей, деятельность которых не пользовалась спросом у новоявленной «элиты»; рядовые граждане были заинтересованы в ней, но не обладали достаточными средствами для приобретения товаров;
  • Увеличение торговли при отсутствии производства: российским «бизнесменам» было проще и дешевле закупать продукцию за рубежом и реализовать её в своих магазинах, чем оплачивать работу отечественных предприятий;
  • Посадка страны на «нефтяную иглу».

Доходы от восстановленной нефтедобывающей отрасли не шли на восстановление прочих отраслей экономики; в результате этого образованные специалисты-«ненефтяники» – учёные, программисты, преподаватели, квалифицированные рабочие и др. – массово уезжали за рубеж или пополняли ряды безработных. Зависимость от «нефтяной иглы» сознательно поддерживалась (и продолжает поддерживаться до сих пор) правительством по ряду причин.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: